Король Лир 26—10—2019
вернуться
Спектакль

Программа Международного комитета

Король Лир

16+

Театр:
Национальный Старый театр в Кракове (Польша, Краков)
Автор:
Уильям Шекспир. Польский перевод — Леон Ульрих
Продолжительность:
1 час 40 минут. Спектакль идет без антракта
Премьера:
19 декабря 2014 года
Язык:
Польский, с русскими субтитрами

В спектакле Яна Кляты Король Лир — уже не отец, раздающий свое королевство дочерям. Действие перенесено в подземелья Ватикана, Лир — Папа Римский, передающий власть иерархам церкви. «Возможно, на идею поставить «Лира в Ватикане» Кляту натолкнула та риторика любви, которая звучит в первой сцене — сцене раздела королевства — и которая так сродни излюбленным темам церковных проповедей. Однако дальнейшее погружение в тему открыло гораздо большее. Возможно, что, поместив действие в церковную среду, Клята всего лишь (хоть на самом деле это отнюдь немало) нащупал остатки той «цепи бытия», в которой ощущал себя средневековый человек; он восстановил важные связи, которые в сегодняшних прочтениях Шекспира воспринимаются или абстрактно, или подменяются связями совсем другими. Иерархия «церковной семьи» оказалась ближе шекспировскому духу, чем просто иерархия власти, через которую Шекспира привычно пытаются прочесть», — написала Наталья Якубова в «Независимой газете».

Этим спектаклем Клята задает фундаментальные вопросы о власти человека на земле, о возможности отречения от трона, данного по Божьему благословению, о духовном измерении кончины иерарха.

В феврале 2016 ушел из жизни исполнитель роли Лира, мастер польской сцены Ежи Гралек (1946–2016). С этого времени спектакль идет в измененной форме — сцены с участием Ежи Гралека демонстрируются в видеозаписи. «Камера работает в течение всего спектакля. Цифровые изображения проецируются на задник сцены. Узник в своей стеклянной клетке, медленно теряющий рассудок Лир обращает свой взор к небу. Что им движет? Желание простить и быть прощенным? Одиночество и отчаянье человека на грани срыва? Или все это вместе взятое понемногу?». Радикальное и трагическое изменение  в структуре действия дало философии спектакля новое, еще более символическое измерение.

«Король Лир» Яна Кляты — глубокое и очень человечное размышление о старости и смерти.

Спектакль был показан в Театральной секции Биеннале 2016 года в Венеции.

Режиссер

Партнеры

Участники

Кшиштоф Завадский

Эдгар

Бартош Беленя

Эдмунд

Роман Ганцарчик

Глостер

Яцек Романовский

Гонерилья

Ясмина Полак

Корделия / шут

Ежи Гралек

Лир (появляется на видео)

Богдан Бржиски

Освальд

Зыгмунт Юзефчак

Регана

Радослав Кржижовски

Кент

Режиссер
Ян Клята
Сценография, костюмы, свет
Юстина Лаговска
Музыка
Джеймс Лейланд Кирби (The Caretaker)
Хореография
Мачко Прусак
Помощник сценографа
Катаржина Йезнах
Заведующий постановочной частью / суфлер / второй режиссер
Ивона Голебиовска

Отзывы

Петр Вышомирски, Gazeta Świętojańska

«Без малейшего сомнения, лучшей постановкой всего фестиваля стал спектакль «Король Лир» Национального Старого театра в Кракове. Спектакль интригует и заставляет вновь обсуждать вопросы, на которые не дает ответа церковное сообщество. Что происходит с абсолютной властью и непогрешимостью, когда становится понятно, что властитель серьезно болен и что болезнь уже давно наносит ему непоправимый ущерб? Может ли непогрешимый Бог выйти на пенсию? И Бог ли это? Каким на самом деле был понтификат Иоанна Павла II, и почему мы не можем говорить об этом открыто? Cпектакль ставит перед нами сложные вопросы о догме христианства и о смысле христианской веры».

Мирослав Баран, www.gdansk.pl

«В «Короле Лире» главную роль бравурно играет Ежи Гралек. Его Лир — усталый старик, одновременно и трагичный, и трогательный. Он больше не понимает и не принимает того зла, что окружает его».

Катаржина Очковска, Teatralia

«Верю ли я в Царя царей, Всевластного отца? Нет, не верю, потому что в это верить нельзя. Он и не король, и не отец, и не всесилен. Это история падения, неминуемого конца, беспомощности. Но несмотря на все это, в заключение приходишь к мысли, которая остается в твоей памяти как тянущая боль под ложечкой, как комок в горле. Как же красив этот конец света».

Наталья Якубова, «Независимая газета»

«Король Лир» Яна Кляты разыгрывается в Ватикане. Старый Лир — это не король, а папа Римский. А раз герой — папа, то его «дочери» — высокопоставленные лица церкви, кардиналы и епископы. Другой герой, другие времена и место действия — все это помогает разгадать много шекспировских загадок, в то же самое время Шекспир служит Кляте только как ширма, вспомогательный текст, используемый вместо другой, еще не написанной пьесы о папе, который был болен и отрекся от трона». Рекламируемый таким образом, спектакль Старого театра предвещал скорее очередной памфлет — быть может, остроумный и эффектный, но чистосердечно использующий Шекспира как «ширму». К удивлению, спектакль Кляты (который, кстати, не раз заявлял о себе как о вполне серьезно относящимся к вере католике) оказался на редкость не крикливым и проницательным. Пожалуй, он использует текст Шекспира скорее в традициях богословских — как иносказание, в котором, скажем, за приватно-семейной историей рекомендуется увидеть историю большой семьи — церкви. И это удивительным образом работает. Новым, сокровенным смыслом звучат столь часто повторяемые в пьесе, слова: отец, дочь, брат. Размышления о Божьем промысле не кажутся эвфемизмом.

Одним словом, Клята избрал «Ватикан» не для того, чтобы посмеяться над анахронически-патриархальной иерархией, насквозь прогнившей. Напротив, «Ватикан» и церковь вообще возникают тут как последнее прибежище, где еще могла бы существовать дисциплина сдерживания страстей, нравственного усовершенствования и ответственности перед Богом за свои поступки».

Михал Центковский, dwutygodnik.com

«В интерпретации Кляты «Король Лир» впечатляет монументальной и реалистичной сценографией и костюмами Юстины Лаговской, притягивает и соблазняет музыкой Джеймса Лейланда Кирби, восхищает — особенно в триумфальной танцевальной сцене Эдмунда (Бартош Беленя) — динамичной и остроумной хореографией Мачко Прусака. На сцене царит Лир в исполнении Ежи Гралека. Его герой, медленно теряя рассудок, борется со своим собственным отходом от дел, своей немощью, своими жалкими и хрупкими иллюзиями, медленно теряя рассудок. Особенно впечатляют сцена с Эдгаром (Кшиштоф Завадзки) и эпизод, где король клеймит позором своих своенравных дочерей. Запоминается и Ясмина Полак. Шут в ее исполнении — последний оплот искренней правдивости в мире циников и лжецов».